Главная » Статьи » 2006 год

ПРАВОСЛАВИЕ – РАСПИВОЧНО И НА ВЫНОС

ПРАВОСЛАВИЕ – РАСПИВОЧНО И НА ВЫНОС


Распоряжением митрополита Филарета нам было предписано убрать из названия ЗАО «Православная инициатива» и магазина «Православная книга» слово «православная», а из атрибутики –  православную символику. Считая подобное требование канонически и юридически безграмотным, мы с иронией публично заметили в свое время, что «видимо, минские чиновники от Церкви видят в слове «православная» и православной символике нечто вроде логотипа и торговой марки, на которые можно предъявить эксклюзивное право». Увы, то, что мы посчитали достойным лишь иронии или сарказма, оказалось реальностью. Из Комитета по делам религий и национальностей при Совете Министров Республики Беларусь нами получен документ следующего содержания:  «В соответствии со ст. 3 Закона Республики Беларусь «О товарных знаках и знаках обслуживания» владелец товарного знака, в данном случае «Православная», имеет исключительное право использовать товарный знак и распоряжаться им, а также право запрещать использование товарного знака другими лицами… Спор, который может возникнуть в данной ситуации между владельцем товарного знака и лицом, использующим сходное обозначение, в частности «Православная книга», может разрешаться на основе обоюдного согласия или в судебном порядке по иску владельца товарного знака, считающего, что его исключительные права на товарный знак нарушены».

Согласно экономической науке, товар – это «продукт труда, предназначенный для обмена путем купли-продажи» (Краткая экономическая энциклопедия. СПб., 1998, с. 360). Или, что одно и то же, «объект купли-продажи рыночных отношений между продавцом и покупателем» (Экономическая энциклопедия. М., 1999, с. 837). Товарный  знак – знак, обозначающий товар, изготовление и продажа которого является исключительным правом производителя и собственника данного товара, поскольку «выполняет функции гарантии качества товара и его рекламы» (Краткая энциклопедия, с. 361). При этом, как особо оговаривает экономическая наука, «граждане, не производящие товаров, не имеют права на Т. з.» (там же).

А теперь, внеся необходимую ясность в содержание понятий «товар» и «товарный знак», мы хотели бы поставить перед руководством Белорусского Экзархата следующие вопросы:

1. Считает ли оно христианское вероучение товаром, т.е. объектом, предназначенным для купли-продажи?

2. Считает ли оно себя создателем христианского вероучения или единственным наследником создателя этого учения, на владение и распоряжение которым оно как собственник имеет исключительное право?

3. Считает ли оно, что окормление церковного народа в сути своей есть торговля христианскими ценностями?

4. Считает ли оно, что крест  – это не символ страданий Спасителя нашего за грехи наши, а знак, обозначающий товар, именуемый христианским вероучением?

Если на все эти вопросы руководство Белорусского Экзархата готово публично дать положительный ответ, мы, в свою очередь, готовы «на основе обоюдного согласия» перенести решение возникшего между нами спора на Суд Божий. Господи! Прости нам это невольное богохульство. Но что же делать, если в Церкви Твоей завелись пастыри, другого языка, кроме торгашеского, не разумеющие. Ты изгнал торговцев из Храма. Ныне, заматерев в век «цивилизованного рынка», они вновь превращают Храм Твой в торговую лавочку. «Отделив Церковь от государства», обивают чиновничьи пороги, слезно моля навести «церковную дисциплину» во вверенном им пастырском стаде. Неужели настали уже последние времена? Неужели «мерзость запустения» воцарилась уже на Святой Руси?

 

Нам хорошо известно, что в «век цивилизованного рынка» торгаши нередко используют православную символику в качестве этикетки (товарного знака), украшая ею бутылки со спиртным и коробки с женскими прокладками. Подобного рода богохульство необходимо преследовать в уголовном порядке. На основании того, что православные символы несут в себе сакральный, духовный смысл, а потому использование их в качестве этикетки (товарного знака) оскорбляет религиозные чувства верующих. Объявляя православные символы товарным знаком, руководство Белорусского Экзархата фактически становится на одну доску с этими торгашами.

Верующие справедливо возмущаются богомерзкими творениями лицедеев-сатанистов – «Последнее искушение Христа», «Код да Винчи» и др. Но разве некоторые служители Церкви сами не провоцируют подобное богохульство, объявляя себя если не вербально, то по существу прямыми наследниками Христа и на этом основании предъявляя свое исключительное право на его учение?

Скандально известный идеолог глобализма и матерый враг России Збигнев Бжезинский в одной из своих работ проболтался, что после падения коммунизма главным врагом Запада становится Православие.  Но это откровение интересно не этим. Интерес представляет другое. Кто таков Бжезинский? Человек, имевший и продолжающий иметь самое прямое отношение к разработке стратегии и тактики «мировой закулисы». Той самой стратегии и тактики, реализация которой привела к крушению СССР. СССР ведь был разрушен не в результате прямого и открытого противостояния с Западом. Он был изъеден изнутри путем внедрения в высшее руководство страны вражеской агентуры. Глядя на то, что вершится ныне в лоне нашей Матери-Церкви, думающий человек не может не задаваться вопросом: а не ту ли апробированную уже методу намерена применить «мировая закулиса» и для разложения Православия? Очень на то похоже.

Прискорбно об этом говорить, но и преступно было бы умолчать: в тайне от клира заключаются соглашения с иноверными, в нарушение норм церковной жизни совершаются совместные богослужения, грубо игнорируются требования мирян, священнослужителей и монашествующих о выходе Русской Православной Церкви из так называемого Всемирного Совета Церквей – этого логова глобалистов и капища сатаны. Некоторые иерархи Церкви в гордыне своей уже уверовали, видимо, что они и только они являются держателями всей полноты Божественной Истины и носителями Божьей Благодати. Дело дошло до того, что в нарушение основополагающего принципа Православия, принципа Соборности, высший орган нашей Матери-Церкви – Поместный Собор – подменен, согласно новому Уставу, Архиерейским Собором. Тем самым от решения судьбоносных для церковной жизни вопросов отстранены не только миряне, но и священнослужители и монашествующие. Пастырское служение низведено до уровня церковно-чиновничьей синекуры. Не замечать грозной опасности подобной метаморфозы невозможно. Ведь именно бюрократизация Западной (Католической) Церкви породила в свое время Реформацию.

Нам поставлен в вину выпуск ряда книг религиозно-церковного содержания «без благословения Священноначалия Белорусской Православной Церкви». Это так. Но все эти книги уже получили в свое время благословение архиепископов: Ярославского и Ростовского Михея, Калужского и Боровского Климента, Тернопольского и Кременецкого Сергия и др. Почему на их переиздание нужно было брать еще благословение Священноначалия Белорусской Православной Церкви? И как это следует понимать? Не так ли, что в чьем-то воспаленном воображении витает идея Белорусской Автокефальной Церкви и что кому-то не дают покоя лавры раскольника Филарета (Денисенко) Киевского?

 

P.S. Мы бы хотели, чтобы по существу поднятых вопросов свое авторитетное мнение высказал Московский Патриархат. В частности, ответил на вопрос: можно ли православную символику трактовать как товарный знак? 

Категория: 2006 год | Добавил: 7777777s (10.11.2012)
Просмотров: 283