Главная » Статьи » 2009 год

ДОЛЖНЫ ЛИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ СТОЯТЬ В ЦЕНТРЕ ИЗБИРАТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА?

         ДОЛЖНЫ ЛИ ПОЛИТИЧЕСКИЕ ПАРТИИ СТОЯТЬ В ЦЕНТРЕ

                                ИЗБИРАТЕЛЬНОГО  ПРОЦЕССА?

 

      В № 40 «Обозревателя» опубликовано интервью С. Богданкевича, лейтмотив которого отражен в его названии: «В центре политического процесса должны стоять политические партии». Так ли это? Посмотрим.

     Государство призвано выполнять волю народа. Это – аксиома. Но что считать этой волей народа? Согласно Руссо и канонам «представительной демократии», воля народа – это воля большинства. Можно ли, однако, волю большинства считать волей народа? И логика, и факты свидетельствуют: нельзя. И не только потому, что эта воля большинства сплошь и рядом выливается в охлократию, о чем предупреждали еще Платон и Аристотель. Не только потому, что, как показывает политическая практика, нет ничего проще, чем манипулирование мнением большинства. В чем и упражняется не без успеха вот уже свыше двух столетий «представительная демократия». Существенно другое: общество - не арифметическая сумма человеческих особей. Это – система, обладающая собственным качеством и функционирующая по своим собственным законам. Каждый элемент (в данном случае социальная группа)  этой системы  органически связан со всеми другими, выполняет только ему свойственные функции, поэтому только в совокупности всех своих элементов общество как система жизнеспособно. Здесь, как сказал поэт, мамы всякие важны, мамы всякие нужны.  Можно посадить ученых (и науку) на голодную диету, не боясь социального взрыва. Вот только как долго это будет продолжаться? И не придется ли  уже в самом ближайшем будущем  седлать козу, чтобы отправиться на какой-нбудь очередной саммит или встречу «без галстука»?  Можно бросить работников искусства в пучину рынка в надежде, что на плаву их удержит его «невидимая рука». Вот только не следует рвать остатки волос на голове и посыпать ее пеплом,   когда окажется, что вместо нации будет  сформирована популяция троглодитов.  Отождествлять общество с совокупностью проживающих на территории государства людей, а общественные интересы с интересами большинства – недомыслие. Такое же недомыслие видеть в социальной политике государства одну лишь нравственную сторону и не замечать главного: что социальная политика государства подчинена не только нормам морали, но прежде всего объективным законам функционирования общества, нарушение которых ведет общество к разрушению.

      Именно в этом контексте следует рассматривать институт политических партий. Идея, заложенная в основу формирования политических партий, проста и понятна: обеспечить представительство в органах государственной власти по возможности всех групп населения. Идея прекрасная, что и говорить. Увы, опыт показывает, что это такая же иллюзия (или идеологема?), как «диктатура закона» и прочие «стандарты», входящие в джентльменский набор   патентованного  нашего  демократа. Во-первых,  даже при пропорциональной системе выборов – самой, казалось бы, в данном случае оптимальной, для партий существует барьер в виде требования набрать определенный процент голосов избирателей, чтобы быть представленными в парламенте, Во-вторых, социальные группы, интересы которых  они призваны выражать, весьма различны по численному составу, а возможности партий вести выборную агитацию даже при строжайшем соблюдении закона, мягко говоря, далеко не одинаковы. Все это делает перспективу попасть в парламент для многих из них весьма и весьма проблематичной. Не случайно поэтому на Западе с его устоявшейся многопартийностью предвыборную борьбу ведут фактически две-три партии. Остальные украшают фасад «представительной демократии». В-третьих, властная верхушка, пользуясь привилегированным своим положением, блокирует любую возможность образования политических партий и объединений, чьи программы представляют для нее угрозу. Достаточно посмотреть, с каким цинизмом  (о нарушении элементарных норм права говорить просто неприлично)   «Единая Россия», отсекает от политического процесса русские национально-патриотические организации и движения.  Эта беспардонность вызвала  возмущение даже у президента Д.А.Медведева. Наконец, как свидетельствует тот же опыт, внутренняя логика любой политической партии приводит в конечном счете к тому, что ее вожди и аппарат перерождаются в замкнутую касту, живущую собственной жизнью и свято блюдущую свой собственный шкурный интерес. Во имя этого кастового интереса партийная номенклатура пойдет на любые сделки с кем угодно, хоть с самым дьяволом. Из уважения к читателям примерами иллюстрировать не буду.

     Но даже не это главное. Главное то, что партийная система клонирует депутатов по профессии, отсекая тем самым сам народ от управления общественными (государственными) делами. Не случайно наши «элитарии» такой мертвой хваткой вцепились в «профессиональный парламент». Почему они третируют ленинскую «кухарку»? Только лишь потому, что кухарка – это всего лишь кухарка?  Но, во-первых,  как говаривал Ходжа Насреддин, чело наших «элитариев» тоже не отмечено печатью мудрости и профессиональный багаж плеч не режет. (Как не вспомнить тут русскую пословицу: в доме висельника не говорят о веревке). Во-вторых, не следует извращать и оглуплять даже Ленина. Он вовсе не утверждал, что государственная деятельность не требует ни ума, ни профессионализма. Мысль его в другом. Отстаивая идею прямого народовластия, Ленин по логике вещей обязан был возражать (насколько искренне – это другой вопрос) против того, чтобы между народом и государственной властью стояла каста политических перекупщиков или, если угодно, профессиональных политиков, политиков по роду деятельности. Но именно это и не устраивает нашу люмпенэлиту. Пафос  ее велеречивого словоблудия о «профессиональном парламенте» отнюдь не в том, что парламент должен быть представлен людьми разносторонне образованными, профессионально подготовленными, умеющими мыслить по-государственному, масштабно.   Полно, лишите этих  «профессиональных парламентариев»   консультантов, помощников, советников  - и перед вами во всем своем величии предстанет ленинская кухарка. С той лишь разницей, что кухарка умеет хотя бы щи готовить . Нет, дело тут не в профессионализме, не в глубине мышления, не в широте политической культуры и просто культуры. Пафос в другом:  чтобы парламент работал «на постоянной основе». Проще говоря, в «профессиональном парламенте» они видят для себя синекуру или, по-русски, корыто. Корыто – вот Альфа и Омега всего их демократизма и профессионализма. Не удивительно поэтому, что нет более ревностных сторонников выборов по партийным спискам, чем наша квазиэлита.

     Но предположим, что партийные депутаты действительно представляют интересы тех или иных социальных слоев государства. Предположим, что все они отличаются профессионализмом Солона и кристальной честностью Брута. Что следует отсюда?  Партийная система выборов, как известно, не исключает того, что какая-то партия получит в парламенте большинство и даже конституционное большинство. Чьи интересы будет выражать такой парламент? Ясно, что интересы той социальной группы, по мандату которой он был сформирован. Тем самым государственная власть, призванная стоять на страже интересов общества (государства), превращается в орудие в руках одной социальной группы для навязывания своей воли всему обществу. Толкуйте после этого, что «диктатуру пролетариата» Маркс с Лениным придумали. Они лишь развили идею «представительной демократии» Руссо.

      Коль скоро общество – система, то и интересы большинства не могут выступать в качестве общественного интереса. Общественный интерес – это интерес целого, а не части, какой бы большой эта часть ни была. Это – гармонизированный интерес общества как системы. Такая гармонизация и осуществляется в обществе-государстве. Государство – не формируемые обществом органы управления, как считали  Гоббс, Руссо  и как продолжают считать поныне идеологи «представительной демократии», не некий внешний обществу институт, служащий орудием, с помощью которого  одна часть общества диктует свою волю другой его части, как считали Маркс, Ленин и как продолжают считать марксисты. Государство – это высшая форма самоорганизации общества. Та его  форма, в которой современное общество только и может существовать.  Ликвидация государства, которую прогнозировал Маркс и которую в иной форме пытаются реализовать глобалисты,  - это путь деградации общества, путь его самоликвидации. Это – путь, ведущий к гибели человеческой цивилизации. Как форма самоорганизации общества, основанная на «общественном договоре» и функционирующая на консолидированном общественном интересе, государство уже по самой своей природе может быть только демократическим, т.е. осуществляющим свою деятельность на основе общественного согласия.

     Из  всего сказанного должно быть ясно, сколь трудна и ответственна деятельность политика. И какими поистине неординарными  качествами – интеллектуальными и моральными – должен обладать политик, чтобы уметь консолидировать и гармонизировать всю палитру интересов различных социальных групп в единый национально-государственный интерес и юридически закрепить его в системе законодательства. Органы государственной власти – тут Платон прав – должны быть представлены действительно элитой общества, а не дельцами и краснобаями, способными увлечь толпу демагогией или скупить мошной. К сожалению, сегодняшние  «профессиональные парламенты» больше напоминают клинику Ламброзо, нежели ответственные органы государственного управления.

     И наш избирательный кодекс,  и  еще в большей мере наша избирательная практика  действительно нуждаются в серьезной  корректировке. Тут двух мнений быть не может. Однако не на том пути, который предлагает С.Богданкевич.

                                                                                         

Категория: 2009 год | Добавил: 7777777s (02.12.2012)
Просмотров: 235