Главная » Статьи » 2011 год

ОТВЕЧАЕТ ЛИ ТРЕБОВАНИЯМ ДЕМОКРАТИИ ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РОССИИ?

                  ОТВЕЧАЕТ ЛИ ТРЕБОВАНИЯМ ДЕМОКРАТИИ 

                           ПОЛИТИЧЕСКАЯ СИСТЕМА РОССИИ?

                          

     Нет сегодня в лексиконе политиков более ходкого слова, чем слово «демократия». И нет политиков, которые не числили бы себя демократами. Раньше взывали к Богу, клялись честью. Нынче все клянутся  демократией. Демократия заменила и Бога, и честь. Демократией клянутся американские президенты, периодически совершающие бандитские налеты то на один, то на другой государственный дом. Демократией клянутся российские «реформаторы», обрекающие ежегодно на голодную смерть миллион своих сограждан. Все — во имя демократии, все — для блага демократии. Демократия триумфально шествует по планете, круша на своем пути все — государства, народы, людские судьбы. Невольно напрашивается вопрос: да что же это за Левиафан такой? Что за Молох, требующий все новых и новых жертв? Что за чудище, превзошедшее в кровожадности и Левиафана, и Молоха?

Увы, демократия тут решительно не при чем. Не демократия повинна в том селевом потоке крови и грязи, который обрушился на человечество, грозя затопить последние островки цивилизации и культуры. Истинный виновник — система власти, которая, как мифический Протей, приняла лик демократии, но которая не только не состоит с ней в каком бы то ни было родстве, но, напротив, являет ей прямую противоположность. Уинстон Черчилль как-то обронил: демократия — это плохо, но ничего лучшего человечество пока не изобрело. Наша местечковая «элита», учившаяся понемногу «чему-нибудь и как-нибудь», с видом ученого попугая повторяет афоризм Черчилля в полной уверенности, что изрекает невесть какую мудрость. А вместе с тем мысль Черчилля совершенно ложна. Следовало бы сказать диаметрально противоположное: демократия — это хорошо, и все последующие «изобретения» в сфере государственного строительства вели к отходу от демократии. Процесс этот имел длительную историю, пока не увенчался рождением того монстра, который известен ныне под именем западной демократии и которого коробейники «общечеловеческих ценностей» рекламируют в качестве последнего слова политической культуры, вершины изобретательского гения человечества. Не приспела ли пора  сорвать «белые одежды», в которые он обрядился, стереть румяна и белила, скрывающие его подлинное обличье.  Думаю, пора, давно пора. Да и вообще, не худо бы подвергнуть  ревизии весь идейный багаж нынешних вершителей  судеб человеческих.  Ибо  подобны  они царю Мидасу. С той  лишь разнице, что  Мидас все, к  чему прикасался, превращал в золото, эти – превращают в дерьмо.

     Демократия в том виде, в каком она сложилась  на Западе и импортирована в Россию,  —    никакая не демократия.  И  засвидетельствовано это (видимо, в силу слишком высокого уровня профессионализма)   самой российской властью. Ибо, образовав так называемую «общественную палату», российская властная верхушка официально поведал urbi et orbi, что Государственная Дума России не является представительным органом общества. Тем самым    поставлена  под вопрос легитимность и всей системы  нынешней российской власти.

      Помнится,   отец нынешней российской  демократии  Б.Ельцин   изрек: «Советы – не совместимы с демократией». Этой обкомовской секретутке, конечно же, и  невдомек было, почему его вчерашний кумир, которому он годами курил фимиам и  возглашал осанну,  с таким презрением отзывался  о «буржуазном парламентаризме», противопоставляя ему «власть Советов».  Я не поклонник  Ленина. Я давнишний принципиальный его противник – и как человека, и как политика.  Иным  для русского человека этот патологический русофоб и быть не может. Однако  интересы истины  требуют признать, что по своей политико-правовой оснастке Ленин на целый Эверест выше своих либердемовских критиков   -  всех этих  собчаков, шахраев и прочих вчерашних клерков нотариальных контор, их учеников и последователей.   Почему Ленин так зло высмеивал претензии буржуазного парламентаризма на демократию?  Да по очень простой причине.  Будучи,  человеком сведущим в вопросах истории и теории государства и права, Ленин  прекрасно понимал, что демократия как принцип власти – анахронизм. Ибо, по точному и строгому смыслу слова, «демократия» - это  прямое народовластие. В качестве таковой она могла еще как-то себя реализовать в греческих  городах-государствах (полисах), где, собственно,  и родился сам термин «демократия».   В нынешних государствах с их  громадными территориями и многомиллионным населением реализовать этот принцип невозможно.  Любая власть представительна и, следовательно, не является демократией уже по определению.

     Сколько аттической  соли было изведено либердемами по поводу «ленинской кухарки». Эти  остряки одесского посола верны себе. Они, во-первых, никогда ничего не дочитывают до конца, во-вторых, фатально не способны понимать даже то, что дочитывают. Мысль Ленина была истолкована ими в том смысле, что государственная деятельность не требует никакой  подготовки. Это, конечно, полнейший вздор.  И если уж вести речь о «кухарках», то дорогу на вершины власти им открыла именно горбачевская «перестройка». Глядя на нынешний  российский властный Олимп, трудно отрешиться от мысли, что весь он вышел из того учебного заведения, в котором некогда  набирался мудрости скоморох Геннадий Хазанов. Один министр Сердюков с его военной реформой чего стоит. А министр образования Фурсенко – разве уступит Сердюкову в искусстве кулинарии?  Ленин потому  и ухватился за Советы, что усмотрел в них форму прямого народовластия.  И был  прав, ибо Советы  действительно реализуют идею прямого  народовластия.   Разумеется, в той мере, в какой она вообще может быть реализована в современных условиях. Собственно, ничего нового идея Советов, родившаяся в ходе протестных выступлений  русских рабочих,  в себе не заключала.  Она лишь возрождала старую русскую традицию, порушенную самодурством Петра. Уже хотя бы по одному этому она заслуживает  всяческого внимания со стороны русских националистов.

     В условиях, когда власть перестала носить характер прямого народовластия (строго говоря, его не было даже в Афинах, и законы Солона разработал не гражданин Солон, а архонт Солон), проблема демократизма смещается в иную плоскость, обретая качественно иной смысл: какой объем полномочий народ (граждане) делегирует власти и каковы его, народа, возможности эту власть контролировать. А уж кто непосредственно осуществляет власть от его имени  и по его поручению – монарх.  парламент, президент, фюрер – вопрос даже не второстепенный, а третьестепенный. И если наша «политическая элита» этого не понимает, то только лишь потому, что она  вообще  мало что понимает, пребывая в состоянии хронического интеллектуального климакса.

      Она, эта  «элита», никак не может уразуметь, что, вручая своему избраннику (депутату, президенту и т.д.) мандат, народ не передает ему вместе с мандатом  автоматически и свои права. Он наделяет его лишь полномочиями. И полномочия эти строго ограничены. Выход власти за рамки  этих делегированных ей  полномочий квалифицируется правовой наукой как акт узурпации  властью прав народа. Со всеми вытекающими для нее юридическими последствиями.  А какова практика? Власть  сплошь и рядом ведет себя как подгулявший купчик: «Моему ндраву не препятствуй!»  Свое предназначение она видит не в том, чтобы выполнять волю народа, а в том, чтобы диктовать ему свою волю. Она-де  лучше знает, что народу нужно.

       Парочку иллюстраций. Слушаю последние известия. Выступает премьер-министр Великобритании, требуя  ухода  М.Каддафи. И тут же  -  информация о том, что более половины англичан протестуют против вмешательства их страны в ливийские дела. И ни высокопоставленному клерку Ее Величества, ни тележурналистам Евровидения  даже в голову не приходит, что со своего поста должен уйти не Каддафи, а английский премьер-министр.  Та же кичащаяся своими демократическими традициями английская «политическая элита» устраивает пышные торжества в честь человека,  предавшего свой народ и развалившего собственную страну,  не понимая, что топчет в грязь элементарные нормы демократического приличия. А этот разжиревший на иудины сребреники пацюк принимает это  как должное. Он – в кругу своих.

     Социологические замеры служб самой разной политической ориентации  свидетельствуют, что свыше 90 процентов россиян крайне негативно относится к введенному властью мораторию на смертную казнь. И что? А ничего, власть и ухом не ведет. Но все Монбланы и Гималаи правового невежества и чиновничьей наглости побила Государственная Дума, когда, наложив мораторий на проведение всероссийских референдумов, поставила свою правосубъектность (которой она вообще не обладает) выше правосубъектности народа. И что же Конституционный Суд? Призвал к ответственности распоясавшихся чинуш? Как бы ни так! «Принцип «разделения властей», о котором сказано столько прочувствованных слов,  в его реальном содержании оказался лишь разделением  властью государственной  кормушки. И не более того. 

      О «стандартах» современной демократии мне уже приходилось говорить  (http//imperiya bu /authorsanalytics 19-7549 himl),  Здесь лишь отмечу: в господствующей ныне политической системе нарушены  два фундаментальных принципа  демократии, делающие эту систему a priori нелегитимной: 1)  принцип строгого разграничения прав как прерогативы народа и полномочий как прерогативы власти; 2)  принцип подконтрольности  органов государственной власти народу.  Как следствие:  отношения между властью и гражданами выстроены  в ней по типу камеры-обскуры: не власть выступает  здесь слугой общества, а общество  слугой власти.

       Как институт власти Советы имеют целый ряд преимуществ. Они формируются по производственному (куриальному) принципу, предполагающему пропорциональное представительство в них всех групп населения в соответствии с социальной структурой общества. Тем самым  исключается  возможность появления клана профессиональных политиков,  политиков по роду деятельности. Это делает Советы на порядок не только демократичнее, но и профессиональнее любого парламента. Так называемая  «политическая элита»   в сущности есть не что иное, как каста политических перекупщиков, торгующих интересами и голосами избирателей. А весь ее разрекламированный  профессионализм полностью без остатка исчерпывается тем, что работает она «на постоянной основе», т.е. ни к какому  иному,  созидательному, труду и не способна, и не приучена. В политике «профессиональные парламенты» выполняют ту же функцию, что и  деньги в сегодняшней экономике:  служат   инкубатором для выращивания   социальных паразитов и средством их благоденствия.

     Я специально акцентирую внимание на профессионализме Советов, так как их якобы  некомпетентность  и явилась   крапленой картой, которая шулерски   была брошена на кон нынешними властителями в годы «перестройки».  Но что считать за профессионализм? Да, рабочий, крестьянин, предприниматель не сумеют отлить в безупречную юридическую форму, в форму закона  то, с чем они пришли во власть. Но этого не сумеют сделать и 99 из 100  «профессиональных политиков». Это ведь злостный поклеп на депутатский корпус, что именно он в своих комитетах и комиссиях занимается законотворческой деятельностью. За единичными исключениями депутаты  просто не представляют или весьма смутно представляют себе существо тех проблем, по которым они принимают законы. Профессиональны они лишь в том, что касается усиления их власти и расширения  собственных привилегий. То, кто думает, что я возвожу напраслину на наших депутатов, пусть поинтересуется, сколько за последний год законов разработано в недрах самой Государственной Думы и сколько проштамповано ею по представлению исполнительной власти или по-школярски списано с законодательства иных стран? Есть и более простой способ проверки: понаблюдать,  что и как депутаты вещают с телевизионных экранов. Этим я, разумеется,  вовсе не хочу сказать, что исполнительная и судебная российская власть более профессиональны.  Господа Сердюков и Фурсенко тут не исключение, а, скорее, правило.

     Но оставим наших баранов. Советы как институт власти призваны были выполнять  три  функции:  представительную,  законодательную  и контрольную.  Народные депутаты  прежде всего информировали  исполнительную власть о ситуации в стране. И делали это в высшей степени профессионально, ибо  не вояжировали по загранкомандировкам и курортам, а находились в гуще жизни,  хорошо знали проблемы, возникавшие  в  тех  или иных ее сферах и требовавшие своего незамедлительного решения. 

     Законодательная функция Советов заключалась не в том, чтобы разрабатывать законы.  Это  делали   профессионалы,  либо  работающие  непосредственно в органах исполнительной власти, либо по ее поручению.   Депутаты лишь обсуждали  их  и принимали. И делали это опять же в высшей степени профессионально, ибо  прекрасно знали, о чем  в них идет речь. Это  были законы,   разработанные по их инициативе и поручению, законы, касающиеся  их прямо и непосредственно, законы,  по которым им  предстояло жить.

      Проиллюстрирую сказанное примером. Представьте себе, что вам необходимо лететь в Париж. Сядете ли вы сами за штурвал самолета? Видимо, все же уступите место профессионалу-пилоту. Но что если пилот, ссылаясь на свой профессионализм, возьмет курс не на Париж, а на Дели?  Не власть должна определять курс государственного корабля, а народ в лице своих полномочных представителей. Власть призвана  лишь обеспечить движение по проложенному народом курсу. А это могут сделать только профессионалы путем разработки соответствующей правовой базы и организационной работы. Тут не формально, а по существу реализуется принцип «разделения властей».

      Наконец, депутаты как полномочные представители народа   осуществляют  контроль  за деятельностью исполнительной  и судебной власти.  И этот контроль  был по-настоящему эффективен. Во всяком случае исключал нелепую ситуацию, когда власть контролирует самое себя.  О том, во что выливается такой самоконтроль власти на практике,  можно судить хотя бы по результатам борьбы с коррупцией.

       Мне могут возразить: да где вы видели такие Советы?  Разве Советы не были превращены комноменклатурой  в некое подобие  Дивана при турецком султане? На это я отвечу так: деформации,  которые претерпела  система  власти  в СССР,  в особенности начиная с хрущевской распутицы, не могут быть экстраполированы на сами   принципы   ее формирования.  Эти деформации не были заложены  органически в советской форме  власти, являясь именно ее деформациями. Что касается «буржуазного парламентаризма», то он  порочен в самой своей основе. Это тот случай, который в русской  народной традиции квалифицируется так: черного кобеля не отмоешь до бела.

     P.S. Поскольку я уж коснулся ливийских событий, не могу не высказать своего к ним отношения. Это –  разбой,  а его инициаторы – банда международных уголовников,  нагло самопровозгласивших себя «мировым сообществом». Комментировать тут нечего. Моральную и политическую оценку можно давать поведению людей. А тут – нелюдь. Можно вести диалог с варваром. С дикарем можно договориться. С нелюдью – нельзя, с нею не дискуссируют и не договариваются.  Ее  травят, как чумных крыс. Отстреливают, как бешеных собак. Стыдно за  политическое руководство России, которое оскорбляет  нас, русских людей, самим фактом своего пребывания во власти.

     Напомню  нашим высокопоставленным  профессиональным юристам Устав ООН (ст.1, 7): «Настоящий Устав ни в коей мере не дает Организации Объединенных Наций  права на вмешательство в дела. по существу входящие во внутреннюю компетенцию любого государства, и не требует от Членов Организации Объединенных Наций представлять такие дела на рассмотрение в порядке настоящего Устава…»  То есть Совет Безопасности ООН не имел права не только принимать какие бы то ни было решения по Ливии, он не имел права даже выносить этот вопрос на обсуждение.


Категория: 2011 год | Добавил: 7777777s (17.11.2012)
Просмотров: 241 | Теги: ОТВЕЧАЕТ ЛИ ТРЕБОВАНИЯМ ДЕМОКРАТИИ