Главная » Статьи » 2011 год

РУССКИЙ ВОПРОС В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ


РУССКИЙ  ВОПРОС  В  СОВРЕМЕННОЙ  РОССИИ

 

       То, что случилось на Манежной площади в Москве  и в других городах России, можно оценивать по-разному. Одного нельзя,  нельзя, подобно страусу, прятать голову в песок в надежде, что все как-нибудь  образуется само собой.  Не образуется.  Эскалация конфликта неизбежна. И не по чьей-то злой воле, а по объективной логике самой жизни. По бездарной  политике российского политического руководства, лишенного  не только государственной мудрости, но и  элементарного чувства  самосохранения.   Нельзя превращать страну в свалку для этнических отбросов только лишь потому, что «бизнес-классу» для увеличения нормы  прибыли нужна дешевая рабочая сила, а чиновничьей своре и кремлевским преторианцам - дополнительный источник  обогащения. «Психический склад» -  существеннейший признак нации, а психическая несовместимость – один из психологических законов.  Никакая юридическая казуистика на тему   «экстремизма» и «разжигания» тут не поможет.  Не поможет и дискредитация протестующих,  ибо в  числе этих протестующих    по сути весь русский народ.  Только мудрецы из «Единой России» могут думать, что объективные законы можно нейтрализовать законами,  принятыми поднятием их чиновничьих дланей. То, что мы наблюдаем сегодня во Франции, Англии, Германии, Италии и других западноевропейских странах – пока только цветики,  ягодки – впереди.  Что касается России, то здесь это может вообще обернуться катастрофой. И в костре, который  разжигает власть, она же и сгорит. Если  кто-то думает, что национальная проблема – это нечто  вторичное по сравнению с проблемами экономической и  социальной, то он  глубоко ошибается.  Никаких  проблем, ни   экономических, ни социальных,  в России  решить  сегодня нельзя, не решив русского вопроса.  А  не решив русского вопроса, невозможно сохранить Россию как субъект мирового политического процесса.

     Давайте смотреть правде в глаза: русский народ, создавший свое национальное государство, веками скреплявший его потом своим и кровью, поставлен сегодня в нем в положение изгоя. Поставлен экономически – экономика находится не в русских руках, политически – власть находится не в русских руках, духовно – идет процесс разрушения русского цивилизационного кода путем  целенаправленной  (именно так – целенаправленной!) русофобской политики в области образования, науки, культуры.  Русский народ  не только де-факто, но и де-юре лишен своей государственности и выполняет, как это уже было кем-то замечено, невиданную в истории нелепую функцию своего рода социального клея, скрепляющего «суверенную государственность» национальных образований. Если не принять незамедлительно самых радикальных мер, вместо России  скоро останется одно «экономическое пространство», на котором «новые русские», т. е. всякий интернациональный сброд,  под самодовольное  чавканье, ржанье и хрюканье  станет править тризну по некогда великому народу. И русский человек,  долгое время  пребывавший в состоянии политической прострации после проделанных над ним изуверских экспериментов, начинает, наконец,  это понимать. Начинает осознавать, что  дальше  так продолжаться не может,  что отступать  уже некуда.  Позади   даже  не сердце России  -  Москва, а новый Вавилон.

     Какими же видятся пути, ведущие к устранению этой исторической аномалии, основы которой были заложены  криминальной «мудрой  ленинской национальной политикой»?  Тут довольно четко просматриваются два направления. Первое, которое можно было бы назвать сепаратистским,  заключается  в требовании образовать  чисто  Русскую  республику -   либо в составе нынешней Российской Федерации, либо путем сброса инородческого   «балласта», прежде всего кавказского.  Не хочу даже обсуждать этот «проект». Если бы я не верил в искренность  людей, его предлагающих,  то мог бы подумать, что рожден он в том же идеологическом гадюшнике, где был разработан план развала СССР. Учитывают ли его проектировщики, что нынешние границы национальных автономий  России – искусственные, чисто административные (каковыми были, кстати, и границы союзных республик СССР)?  Учитывают ли, что если не во всех, то в подавляющем большинстве российских автономий так называемые «титульные нации»  не составляют  даже большинства, что это их большинство рассеяно по всей России? Куда девать, к примеру, татар, живущих за пределами Татарстана? Или башкир, живущих за пределами Башкирии? А русских, живущих в нынешних национальных автономиях, -  их-то куда девать?  На сегодняшний день уже порядка 50 млн. русских людей, живущих на исконно русской земле,  земле своих отцов и дедов, преступной волей ельцинского кагала оказались «иностранцами». Неужели этого мало? Неужели не ясно, наконец, что малейшая попытка реализации этого «проекта» обернется хаосом и окончательным развалом России? К вящей славе ее геополитических врагов.

     Второе направление, которое можно было бы назвать имперским, решение проблемы русской государственности видит в возрождении исторической России. А поскольку эта историческая Россия именовалась Российской Империей, то и нужно ее воссоздать.  Особенно преуспел в этом А.А.Проханов,  превративший   редактируемую им газету «Завтра» в рупор «имперской идеи».  Вообще,  Александр Андреевич, которого я высоко ценю как прекрасного русского писателя и блестящего стилиста, в политике давно уже прочно ассоциируется у меня с чеховской «душечкой». Кого только  ни прочил  он в спасители России, какими идеями только не вдохновлялся!  Генералы  Стерлигов и  Лебедь,  губернатор Тулиев,  даже абрек Кадыров – все промелькнули перед нами, все побывали тут. Теперь вот новая любовь – империя, пятая, кажется,  по счету.

      Ни один русский человек не станет возражать против воссоздания исторической России. Вопрос в том, какое содержание мы связываем с понятием «историческая Россия». Империей Россия стала  нменоваться  только при Петре 1.  Что же такое  сверхординарное  случилось? Почему  Россия из Русского Царства,  каковой она была до Петра,  вдруг превратилось в Российскую Империю? Может быть,   неимоверно расширила свои пределы,  включила в свой  состав неисчислимое множество «языков»? Да ничего  подобного!  Та полоска  земли по побережью Балтийского моря, которая была отвоевана Петром у Швеции,  - мизер  по сравнению с территорией,  на которую приросла Россия при  Иоанне Грозном, а  «языки», включенные «гением Петра» в состав России,  исчислялись двумя сотнями чухонцев и таким же количеством недобитых в свое время немцев и шведов. Даже Азов пришлось с позором возвратить Турции. Так что ничем иным, кроме присущей Петру фанаберии и патологической страсти крушить  все русское,  переделывать  на аглицкий и голландский манер,  объяснить эту смену названия страны нельзя. К сожалению, эта фанаберия венценосного  сыноубийцы и мясника, вскормленного Кукуйской слободой,  обернулась для России самыми серьезными  политическими, и не только политическими, последствиями. Именно с этого времени начался процесс ломки исторических традиций России и дерусификации ее  правящего слоя.  Вспомним хотя бы грибоедовского «французика из Бордо», который,  приехав в Россию,  к несказанной   своей радости «ни слова русского, ни русского лица не встретил». Имея в виду эту мутацию правящего слоя, Н.И.Карамзин,  нашел очень точную  ее формулировку:  «став гражданами мира, мы перестали  быть гражданами России».

    Но дело, в конце концов, не в этом. Дело в том, что такое империя.  Обратимся к этимологии.  Слово империя восходит к латинскому слову  imperium, что в переводе означает власть, властвование, владычество. В античном мире это название носило лишь одно государство – Римское. И было оно переименовано в империю лишь после того, как  Рим подчинил себе множество стран и народов. Отсюда напрашивается вывод, что именно это  обстоятельство и превратило Рим в империю. Однако это не так – полиэтническим был не только Рим.  Особый характер Римской империи состоял  в том, что римская государственность покоилась  на принципе господства-подчинения: метрополия – колонии, имперский (господствующий)  римский народ – подвластные ему иные народы, имевшие разный статус,  не нарушавший, однако,  общего принципа. Римляне как имперский народ строили  свое благополучие на ограблении покоренных ими стран и народов. Именно последние  поставляли Риму рабов,  пополняли римскую  казну  и    т. д. Входя в состав Римской империи, покоренные им народы не были римскими гражданами.  Римское гражданство,  как исключение,  получали единицы за особые заслуги перед Римом. Рим действительно властвовал, а потому название империи как нельзя лучше соответствовало его разбойной природе. Эту римскую традицию возродили  в новое время Британская, Испанская, Французская и другие империи. Так обстоит дело с империей, если считаться с историческими фактами, а не с собственными вымыслами и домыслами.

     Вместе с тем, именно с вымыслами и домыслами мы и имеем дело. И ведут они начало, как было сказано,  от Петра 1.  Полиэтнический состав России, обширность ее территории послужили для него вполне достаточным основанием, чтобы переименовать  (понизив, кстати, а не повысив, как думал  по своей неграмотности Петр,  ее статус) Россию из царства в империю, хотя империей Россия никогда не была.  Не была, потому что никогда не строилась по принципу господства-подчинения, митрополия-колонии. Русский народ, будучи народом государствообразующим, никогда не был имперским (господствующим) народом, поскольку никакими преимуществами в России не пользовался – ни экономическими,  ни политическими.  В структурах российской государственной власти были и немцы, и шотландцы,  и татары, и грузины, и армяне – да кого только не было! Даже  якобы  гонимые евреи  были представлены  генерал-полицмейстером Санкт-Петербурга Антоном Дивером и статс-секретарем Государственного Совета Егором Перетцом.  Можно было бы присовокупить  сюда и Шафирова,  занимавшего самые высокие государственные посты в петровской России.  Правда, чтобы стать чиновником, от еврея требовалось отказаться от иудаизма. Но почему? Да именно потому, что для русской государственности  была   органически неприемлема идея избранности. Идея, которая составляет концептуальную основу иудаизма.  Не мог представлять русскую власть человек, почитавший себя богоизбранным, а всех остальных – скотами, как то предписывают верующему еврею Толмуд  и Шулхан Арух. Такая вот дискриминация по-русски. Такую вот «тюрьму народов» возвел русский человек.   «Красная империя», открытая  колумбами из газеты «Завтра», в которой  русский народ  выступал в качестве донора,  -   и того удивительней.  Воля ваша, но тут нужно выбирать одно из двух: либо Россия – это  русское национальное государство, в котором,  наряду с государствообразующим  русским народом и вместе с ним, проживают другие народы,  пользующиеся всеми правами, предусмотренными ее законодательством,  либо Россия – это  империя, в которой имперский русский народ  благоденствует за счет других, эксплуатируемых им народов. Иного не дано, если, конечно, не играть бездумно и безответственно словами.  

     Некоторые «имперцы» в качестве  сущностного признака империи считают то, что в ее основе  всегда лежит некая мессианская сверхидея.  Именно этим  империя  якобы и отличается от  национальных  государств,  покоящихся на прозаических национальных интересах.  Позволительно было бы, однако, полюбопытствовать, какая сверхидея вдохновляла римские легионы, вывозившие из покоряемых стран тысячи и десятки тысяч рабов? Или испанских конкистадоров,  уничтожавших коренное население Америки? Не мессианством ли  нищая английская аристократия сколотила свои громадные состояния? Не была ли искомой сверхидеей Британской империи индустриализация  «старой доброй Англии»,  проведенная за счет ограбления ее многочисленных колоний и полуколоний?  Полно, нельзя же, в самом деле, так беспардонно насиловать и здравый смысл, и исторические факты.

      Нам  тоже предлагают найти «русскую идею» и поиграть в мессианство, Благодарствуйте покорно,  и  «русской идеей» уже вдохновлялись, и мессианствовали.  Например, «вождь мирового пролетариата»  считал, что «русская идея» состоит в том, чтобы Россия стала паклей для  мирового  революционного пожара. Сгореть, подобно сердцу горьковского Данко, освещая путь человечеству в коммунистическое завтра. И вдохновлялись – вспомним хотя бы шолоховского Нагульного.  До Ленина вдохновлялись панславизмом,  напоив русской кровушкой и  удобрив русскими костями Балканы. И как же   мессианствовали в СССР,  «выравнивая уровни экономического развития»!   Ежегодно из бюджета РСФСР изымалось в пользу нерусских республик, прямо или косвенно, через социалистическую систему ценообразования, свыше 50 млрд. полновесных советских рублей. Домессианствовались до того, что превратили центр  России в одну сплошную «неперспективную деревню»,   в оазис нищеты. Сегодня находятся люди, призывающие  нас вновь возродить эту мессианскую практику. Хотелось бы знать,  как долго  намерены мессианствовать? Пока Россия окончательно не изойдет  кровью в этом своем донорстве?

      Для национального русского государства равно неприемлемы ни евразийство, растворяющее русскую кровь и русский дух  в некоем полиэтническом  коктейле,   ни национальная автаркия.   Лозунг «Россия – для русских»  -  «глупость или измена». Ибо Россия только для русских – это не Россия. Это – резервация для русского народа,  некое подобие русского гетто. Такая Россия была бы изменой исторической России, которая всегда отличалась этническим многоцветием. Однако, включая в себя двунадесять языков, она  не переставала оттого оставаться русской. И не только потому, что русские составляли  подавляющее большинство ее населения, но прежде всего потому, что они были и де-юре, и де-факто государствообразующим народом, становым ее хребтом. Именно это и имел в виду И.В.Сталин, подымая тост «за великий русский народ».

     Могут возразить: а почему, собственно, нельзя назвать империей просто многонациональное государство? Назвать, конечно, можно. И осла можно назвать арабским скакуном. Но от того он не обретет ни стати арабского скакуна, ни скорости его бега. Понятие многонационального государства  - нонсенс, абракадабра, сапоги всмятку. Оно извращает как понятие нации, так и понятие государства. Ибо  как форма политической самоорганизации общества государство зиждется, вопреки господствующему убеждению,  не на территориальной, не на экономической (хотя общность территории и экономической жизни – существенные его признаки), а на этнической основе. Нации существуют и могут существовать только в государственной форме,  и государства существуют и могут существовать только как национальные государства.  Нация и есть самоорганизовавшийся в государство этнос. В этом ее сущность, качественное отличие от рода и племени.  Государство, лишенное своей национальной самоидентификации обречено на геополитическое небытие. Ратуя за построение Российской Империи,  наши «имперцы»,  таким образом,  совершают двойное преступление: 1) лишают русский народ  статуса нации; 2) лишают Россию  статуса национального государства. Тем самым обрекают,  сами того не ведая, и  русский народ,  и Россию  на  исчезновение с этнической и политической карты.  Когда какой-нибудь Шахрай или Собчак вводят понятие «многонациональный народ России» -  это понятно: дремучее невежество этих местечковых солонов и ликургов очевидно любому профессиональному правоведу и политологу. Как видны и политические мотивы, движущие этими господами.  Но когда в  подобные  игрища начинают играть люди иной генерации – это вызывает недоумение. Исторически государства формируются как национальные государства,  превращаясь в империи по мере покорения других стран и народов. И сохраняются  в качестве национальных лишь до тех пор, пока создавший  эти империи   народ  сохраняет в них свой статус имперского (господствующего)  народа.  С утерей  им этого статуса империя  перестает быть национальной и распадается. Так было со всеми империями. Наши же  «имперцы» хотят строить империю, игнорируя исходный принцип, на котором империя только и может быть построена, принцип господства-подчинения.

      Как пример «многонационального государства» приводят США. Однако пример США как раз и доказывает обратное. Во-первых, отцы-устроители США мыслили свою страну отнюдь не как «многонациональное государство», а как своего рода «плавильный котел», в котором  представители разных национальностей «переплавятся» в единую «американскую нацию». Увы, никакой «американской нации» не получилось. Спросите любого американца, кто он по национальности. Назовет любую, кроме американской. Во-вторых, никакого «многонационального государства» из США тоже не получилось. И если к какому-то геополитическому образованию применимо понятие «колосс на глиняных ногах», так это к США. Введенное в политологию понятие «политическая нация» -  теоретическая пустышка.. Тем, кто усомниться в справедливости сказанного мной, я советую познакомиться с книгой весьма компетентного в этом вопросе человека Патрика Дж. Бьюкенена «Смерть Запада»  - весьма поучительное и увлекательное чтение.  Неужели Проханов,  мыслящий   свою  «Пятую империю» как некое второе издание  США,  исправленное и дополненное, всерьез думает  превратить  Новодворскую  в Татьяну Ларину, а  Абрамовича  –  в Андрея Болконского? Полно,  оставим это занятие казенному академику  Тишкову – он большой дока по части скрещивания старых наций и выведения новых. Прямо не этнолог, не этнограф, а какой-то мичуринец от этнологии.

     Как и любое классическое государство, Россия  исторически формировалась как  государство русского народа, (включая, естественно,  три его нынешние ветви – белороссов, великороссов,  малороссов).  Таковой остается и поныне, чтобы ни писали в своих «конституциях» шахраи. Нерусские народы, входившие и входящие ныне в состав России, вошли в уже сложившееся национальное русское государство. Вошли, за единичными исключениями, добровольно, иногда после неоднократных просьб взять их «под высокую руку Белого Царя». И тянулись они к России именно потому, что Россия никогда не была империей.  Все проживавшие  на ее территории народы  были равны  перед ее законами.  Но вместе с тем  все  они понимали, что живут  в русском государстве и не пытались  диктовать  государственнообразующему  народу свою волю, устанавливать в России свои порядки  и  нормы общественного поведения. Понимая, что малейшие пополовения в этом направлении  тут же будут пресечены самым жестким образом.   И это  было справедливо –  в чужой монастырь со своим уставом не ходят.  Справедливым остается и сегодня. А то ведь может случиться и так, что какой-нибудь «афромосквич»,  ссылаясь на исторические свои традиции  и  «права человека», потребует законодательно ввести в России людоедство или многоженство. Собственно,  страны Западной Европы уже сталкиваются с чем-то подобным.

     Заключая, считаю  необходимым  повторить  то, что безнадежно пытаюсь  вот уже несколько лет вдолбить в голову нашей «политической элите»:  перестав быть русской,  Россия не станет  «многонациональной»;  она просто исчезнет с политической карты, а  все проживающие на ее территории народы,  находившиеся до сих пор  под сенью  «русских дружеских штыков».  превратятся в пожираемый социальный планктон, ибо ни один из них не в состоянии взвалить на себя бремя государствообразующего народа. Такова суровая реальность, изменить которую не властен никто. И эту реальность необходимо осознать. Всем.  В том числе -  и, может быть, даже в первую очередь -  нерусским народам России.

 

Категория: 2011 год | Добавил: 7777777s (17.11.2012)
Просмотров: 793 | Теги: РУССКИЙ ВОПРОС В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ