Главная » Статьи » 2011 год

УДЕРЖИТ ЛИ РОССИЙСКИЙ ДУУМВИРАТ ВЛАСТЬ?

                       УДЕРЖИТ ЛИ РОССИЙСКИЙ ДУУМВИРАТ

                                                  ВЛАСТЬ?

 

     Кремлевский агитпроп последовательно и настырно вдалбливает россиянам мысль о том, что исход грядущих президентских выборов,  а следовательно, и расклад в высшем эшелоне   российской государственной власти  уже предрешены:  В.Путин – президент,  Д.Медведев – премьер.  Они и сами демонстративно подчеркивают это, все чаще появляясь на публике вместе. Так часто, что даже   навевают некоторые сомнения относительно их ориентации. Не политической, нет  –  с нею как раз все ясно.

     В эту фатальную предрешенность выборов, судя по всему, уверовала  уже и думская оппозиция.  И проблема для нее состоит лишь в  проценте голосов, который  может набрать  тот или иной  ее кандидат,  дабы выглядеть пристойно  в глазах однопартийцев  и  общества в целом. Не случайно же  лидеры политических партий радовались, как дети малые, увеличению своего представительства в Думе, хотя, если смотреть на дело  глазами не партийных, а государственных интересов,  это  решительно ничего не   изменило по существу.

     Однако  в самом ли деле исход выборов предрешен?   Тут нельзя дать однозначного ответа. Не подлежит сомнению, что у нынешней власти есть все основания для оптимизма.  За время своего монопольного положения  в Думе и Совете Федерации она разработала такую систему законодательства, которая блокирует все общепринятые в цивилизованном мире демократические средства политической борьбы,  а потому и легальные способы смены власти.  Когда-то  на заре своего президентства Владимир Путин провозгласил:  «В России должна быть диктатура закона».  Думаю, что даже  сам он не подозревал тогда, сколь близок был  к истине. В России действительно восторжествовала диктатура закона.  Точнее,  диктатура тех,  кто эти законы принимает.  Тех, кто,  обладая монополией на законотворческую деятельность, создал такую систему законодательства, которая делает их пребывание у власти вечным.

      Российские законотворцы ведут себя в Думе,  как подгулявший  купчик в корчме: «Моему ндраву не препятствуй!»  Они  всерьез убеждены, что их законотворческий зуд ничем другим, кроме собственной  их воли,   не лимитирован. Как говорили средневековые фарисеи-схоласты,  quod parlament voluillegit habet vigram (Что угодно парламенту,  имеет силу закона).  Схоласты-фарисеи ошибались.  Не все парламенту дозволено. В  древних Афинах, к примеру,  – этой колыбели демократии -  законодатель, если  выяснялось, что закон, разработанный им, противоречит интересам  народа,   изгонялся  навсегда из Афин. В России  же этот законотворческий произвол вершится  безнаказанно, при полном попустительстве Конституционного Суда.  И это тем более постыдно, что его председатель Валерий Зорькин  искусство юриспруденции постигал  отнюдь не у читинского солона чешского происхождения  Собчака.  Он  –  профессионал, и профессионал высокого класса. Как профессионал он не может не понимать, что созданная в России система законодательства в очень значительной своей части носит антиправовой характер и в качестве таковой юридически ничтожна. Но, видимо, независимость суда он видит в независимости от тех функций, которые на суд возложены конституцией.

      Поясню сказанное. Дело в том, что, будучи единственным источником государственной власти, народ  одновременно является и единственным субъектом права.  Он, и только он один, обладает  на своей территории всей полнотой правосубъектности.   А это значит, что в своей деятельности – законодательной, исполнительной, судебной   -   власть реализует не свои права, а права народа,  действует не от своего имени, а от имени народа.  Формируя   государственные институты,  народ не передает  им вместе с мандатом и  свои права.  Права  – неотчуждаемы.  Он наделяет их лишь полномочиями. А потому и действовать  они могут только в рамках тех полномочий, которые им делегированы.  Выход  власти за пределы  этих полномочий есть узурпация прав народа. И  квалифицируется  сие деяние на языке права как тяжкое государственное преступление.    

     Воля народа  выражается в выборах и референдумах  как актах свободного народного волеизъявления. В современной юридической науке  и законотворческой практике выборы толкуются как прямое народовластие. Это  -  не точно. Любая власть представительна, иной  быть  она просто не может. Прямое народовластие –   оксюморон.  И демократия, в точном переводе с древнегреческого, означает  вовсе не «власть народа», а силу (волю) народа. Если и говорить   здесь о «прямом народовластии», то  разве в том смысле, что в своем волеизъявлении народ не может быть  ограничен никакими  принятыми властью законами, ибо его воля  и есть  высший закон (Salus populi suprema lex). Иначе говоря,  не власть ограничивает здесь законом волю народа, а, напротив, народ ограничивает власть, устанавливая пределы тех полномочий,  в рамках которых она может действовать от его имени. Избирательный закон  своими  нормами  и должен создать   все необходимые и достаточные  условия для свободного волеизъявления народа, Обеспечить его практическую реализацию в ходе избирательной кампании – в этом и состоит в данном случае  функция власти.  В этом и только в этом. Любые  ее поползновения  так или иначе, прямо или косвенно, ограничить народ в его праве выбора,  навязать ему свою  волю, в том числе и с помощью  самого избирательного закона,  есть  произвол власти, посягательство на суверенитет народа.

     Оптимизм нынешней власти относительно исхода  предстоящих президентских выборов в значительной мере  и  основывается на принятых ею законах о выборах, в том числе и законе о выборах президента.  Содержащиеся в нем нормы существенно ограничивают свободу выбора народа, открывая тем самым возможность  насильственного удержания власти или,  что то же самое, ее узурпации.  Если закон не будет изменен, если он не будет приведен в соответствие с требованиями права  –  дело  оппозиции можно считать безнадежно проигранным.  Заставить власть уважать собственный народ,  может только  думская оппозиция и только через Конституционный  Суд. Иного пути нет. Не станут же  единороссы уподобляться гоголевской вдове,  а реальная возможность обратиться в Конституционный Суд есть  сегодня только у «системной», т.е.   думской, оппозиции. Иной путь – это путь насилия, это –  матрос Железняк и «Караул устал».  Может ли власть, наконец, это понять?

     Какого рода изменения нужно внести? Прежде всего, необходимо, чтобы закон обеспечивал репрезентативность результата  выборов. Не может быть репрезентативным результат, если избранный президент заручился поддержкой  всего лишь четверти граждан.  Необходимо изменить нынешний закон таким образом, чтобы избранным считался кандидат, набравший 50 процентов и один голос не от принявших участие в голосовании, а от имеющих право голоса.  Ссылки власти на то, что выборы могут в этом случае не состояться,  – чистейшей воды фарисейство. Ни для кого не является секретом – и менее всего для самой власти, - что подавляющее число граждан  игнорирует выборы именно  потому,  что им не из кого выбирать,  что ни  в одном  из кандидатов они не видят  того, кто мог бы быть их избранником.  Риск несостоявшихся выборов, на который ссылается власть,  сама же власть,  таким образом, и провоцирует, ограничивая свободу народа на выбор.

     Не следовало бы чиновникам  почитать себя элитой,  а народ – быдлом.  Вы, господа, слагаете акафисты и  возглашаете осанну рынку и в то же время пытаетесь всучить народу  на выборах некачественный,  залежалый товар.  Это не «рыночно». Не  кликушествуйте, что в России всего-то и света в окошке, что Путин да Медведев, Медведев да Путин. И не пытайтесь выдать,  имитируя демократию,  в качестве единственной  альтернативы  им лишь  тех претендентов, которые прошли через ваше же отборочное сито. Выбор должен  принадлежать народу, а не чиновникам. В том числе и выбор, из кого выбирать. На президентских выборах должны быть представлены весь спектр,  вся  палитра  политических программ, а не только тех, которые угодны Медведеву,  Путину,  Матвиенко, Грызлову и  присным их.

      Отсюда - второе.  Необходимо  снять любые ограничения на выдвижение кандидатов по политическим мотивам,  сделав исключение только для психически больных и осужденных за тяжкие преступления. В России нет сегодня политических сил, которые ставили бы перед собой задачу насильственного захвата власти, культивировали бы  иные формы политического насилия, а потому «экстремистские нормы», лукаво включенные в избирательный закон,   необходимо  из него убрать, а само понятие политического экстремизма привести в соответствие с его толкованием международным правом.  В любом случае  окончательный вердикт по этому вопросу правомочен вынести только народ, а не чиновники, использующие жупел экстремизма как средство борьбы с политическими оппонентами,  а следовательно, и как средство «насильственного удержания власти». Что,  кстати (и к сведению российских властей),  составляет состав преступления.

     Третье. В выборах участвуют не президенты, не премьеры, не спикеры и  губернаторы. Участвуют граждане, которые равны в своем статусе.  И это должно быть отражено в законе. Необходимо внести в него   норму,  предусматривающую уход   в отпуск  с передачей полномочий  за два месяца до дня голосования  кандидатов  из числа высших должностных лиц государства (президент, глава правительства). Это если не исключит полностью, то хотя бы ограничит использование пресловутого «административного ресурса».

     Четвертое.  Подсчет голосов должен вестись  традиционным способом. Система  ГАС «Выборы» может быть использована,  как исключение,  только при наличии и соблюдении  механизмов эффективного контроля за ее работой и только с согласия всех кандидатов.

     Пятое. Всю избирательную кампанию проводить за счет средств государственного бюджета. Необходимо покончить с порочной практикой привлечения на выборы побочных средств, превращающих выборы в  базар, на котором торгуют голосами избирателей, грубо попирающую принцип равенства кандидатов.

     Основания для внесения  изменений в закон о выборах  в духе этих требований настолько очевидны, настолько обоснованы не только с правовой точки зрения, но даже с точки зрения ельцинской горе-конституции, что власть не может их игнорировать, окончательно не дискредитируя себя. В случае их отклонения   у оппозиции будут все аргументы, чтобы уже априори,  до всяких выборов, объявить избирательную кампанию политическим фарсом, а избранного президента – нелегитимным, самозванцем.

     Второе условие победы  – ответственная позиция  самих лидеров оппозиционных партий. Им необходимо возвыситься над узкопартийными интересами и встать, наконец, на государственную точку зрения. Ведь совершенно очевидно любому аналитику, любому  грамотному политику, что программа Путина, которую он намерен реализовать,  приведет к окончательному развалу экономики,  дальнейшей политической и духовной деградации  России и, в конечном счете, к полной потере ею своего суверенитета. Превратит ее, говоря словами самого соискателя кремлевского стола,  в «экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока». Чего стоит одно вступление в ВТО.  И  школяру колледжа  должно быть понятно, чем это обернется для России. Разумеется, кроме Миллера и его «трубы». Обещания и заверения Путина –  «белый шум», барабанная дробь. В рамках означенной им стратегии они не реализуемы.

     А если так, то все, кому действительно дорога его страна, кого заботит ее будущее, должны, отбросив партийные разногласия, объединиться для одной-единственной  цели: отстранить от власти тех, кто вот  уже двадцать лет  безнаказанно изуверствует над  Россией.  Эту свою принципиальную позицию они и должны донести до народа, все прочие программные установки – производное.  Ну получит Зюганов на выборах свои двадцать процентов,  Миронов наберет свои пятнадцать.  Наберут и другие претенденты свой мизер. Что это даст в стратегическом плане? Ровным счетом ничего. Ведь ни Зюганов, ни Миронов, ни Жириновский победить на выборах не могут. И они это прекрасно понимают, если, конечно,  амбиции и жажда власти не окончательно застили  им глаза. А как бы эти двадцать процентов Зюганова,  пятнадцать Миронова, да и прочие  пригодились  независимому от партийной односторонности кандидату. Победить сегодня может только такой, независимый, кандидат.  Это – аксиома. И при объединении усилий его победа вполне реальна. Даже в первом туре. Было бы смерти подобно рассчитывать на то, что такая консолидация между кандидатами произойдет во втором туре выборов. Власть прекрасно понимает, что второй тур для нее смертелен. А потому по трупам пойдет, чтобы не допустить этого.   Никакие моральные, правовые, политические  и прочие издержки ее не остановят. Это она  неоднократно доказывала. Доказала и на последних думских выборах.

     Есть ли такая кандидатура? Думаю, что есть. Я, разумеется, не стану ее предлагать – это не мое дело. Но можно было бы рассмотреть, например,  кандидатуру  президента Академии геополитических проблем  генерал-полковника  Л.Г. Ивашова.  И по своему интеллекту, и по своему политическому опыту, и по личностным своим качествам кандидатура, на мой взгляд, вполне достойная. И, что самое главное,  – проходная.

     Итак, грядущие президентские выборы – это и тест на  политическую честность. Если партийные лидеры не найдут общего языка, если личные амбиции и партийные интересы возобладают над интересами государственными,  они не только провалят выборы, но и наглядно покажут  urbi  et orbi, что все  их стенания  - риторика и демагогия. Что они решительно ничем не отличаются от нынешней власти. И уже  на следующих  думских выборах (если, конечно, Россия каким-то чудом еще сохранится, выдержав  «программу Путина»)  не  соберут голоса даже среди членов своих партий.

     И последнее. Консолидация необходима и для того, чтобы похоронить надежды тех, кто хотел бы организовать в России «революцию» по арабскому сценарию. Такая опасность  - и опасность вполне реальная - существует. Об этом свидетельствует  горючая крокодилья слеза, которую пролили по поводу нарушения в России «демократии» и  «прав человека» госдеп США и чиновники Евросоюза.  Можно ли сомневаться, что  президентские выборы вызовут новый приступ плача у кремлевской стены? Будет мобилизован весь накопившийся за эти годы  и списанный в тирах политический хлам, все отбросы политического процесса, начиная от артефакта Алексеевой и кончая каспаровыми и немцовыми, которые в нетерпении  сучат ножками, чтобы перехватить  если не власть, то хотя бы  толику деньжонок.

      Не худо бы оппозиции уже сейчас публично отмежеваться от этой публики,  не позволив ей оседлать  справедливый протест народа против произвола власти  в своих шкурных интересах и в интересах своих зарубежных кормильцев. А заодно не позволить и власти представить этих торговцев национальными интересами в качестве своего антипода и своей альтернативы.  Весьма симптоматично, что, требуя отставки Путина, горлопаны из клана Каспарова, Немцова  и  Миши – 3 процента обходят  полным молчанием  Медведева. Почему так? Вопрос – риторический.


Категория: 2011 год | Добавил: 7777777s (17.11.2012)
Просмотров: 217 | Теги: УДЕРЖИТ ЛИ РОССИЙСКИЙ ДУУМВИРАТ ВЛА, леонидович, акулов