Главная » Статьи » 2012 год

КАКИЕ УРОКИ НЕОБХОДИМО ИЗВЛЕЧЬ ИЗ ПРОШЕДШИХ ВЫБОРОВ?

                                   КАКИЕ УРОКИ  НЕОБХОДИМО  ИЗВЛЕЧЬ

                                                 ИЗ ПРОШЕДШИХ ВЫБОРОВ?  

                                                      

                                                           

                                                                                 «Тише, тише, господа,

                                                                                 Господин Искариотов –

                                                                                 Патриот из патриотов

                                                                                 К нам пожаловал  сюда»

                                                                                       Пьер-Жан Беранже.

                        

     Российский закон о выборах президента  разработан таким образом, что блокирует все демократические средства политической состязательности. Его нормы превращают выборы в фарс, в некое подобие  спортивной тренировки, где конкуренту  отведена роль не равноправного соперника, а спарринг-партнера. Тем самым кандидаты оппозиции из реальных претендентов на власть превращаются в «административный ресурс» действующей власти. Думский  избирательный закон  – такого же достоинства.

     Согласно фундаментальному,  основополагающему принципу демократии, народ как единственный источник власти формирует  эту власть на выборах в акте прямого народовластия, т. е. совершенно свободно, не будучи ничем ограничен. Вынужден буквально вдалбливать:  ничем не ограниченное волеизъявление народа – в этом и состоит суть  «прямого народовластия». Именно в этом, а не в самом факте выборов органов власти, как это угодно толковать чиновникам.  Российские законы   грубо нарушают этот принцип,  отсекая от выборного процесса  политические силы, которые представляют для действующей власти реальную угрозу, ограничивая право народа на свободу выбора.  Тем самым они  уже  изначально,  a priori   делают любые выборы нелегитимными. Как бы скрупулезно ни выполнялись предусмотренные ими  формальные процедуры. Зачем,  скажите на милость, фальсифицировать ход выборов, когда можно сфальсифицировать закон, по которому они проводятся? Сфальсифицируй закон –и щеголяй  себе  астрономическими  цифрами голосов народной поддержки. Даже если эта поддержка в реальности  и составляет менее четверти голосов избирателей, имеющих право голоса. От умиления можно даже пустить скупую крокодилью слезу.

     Власть аргументирует налагаемые ею ограничения экстремистским характером этих сил. Но, во-первых, это наглая и циничная ложь. Сущностным признаком экстремизма, согласно международному праву, является культивирование насилия и его методов.  Пусть власть назовет политические силы, которые исповедуют идеологию насилия, ставят своей целью  насильственный захват власти или насильственное изменение существующего общественно-политического строя. Нет в России  сегодня таких сил. Даже марксизм, который Дмитрий Медведев в одном из своих выступлений причислил к экстремистским политическим течениям, отнюдь не рассматривает насилие как единственный способ перехода общества к социализму. Если г-н Медведев думает иначе, то это свидетельствует лишь о том,  что с преподаванием общественной теории в аlma mater г-на Медведева  дело было поставлено из рук вон плохо.  Революция, согласно марксизму, – это качественный скачок в развитии общества,  прерывающий путь его эволюционного развития.  Причем не в силу чьих-то субъективных пожеланий, как наивно полагает Медведев, а  в соответствии с объективной логикой самого исторического процесса.  Только и всего.  Сам скачек еще ровным счетом ничего не говорит о том, какой характер он будет носить - мирный или насильственный. Это зависит от целого ряда конкретно-исторических условий. Роль «субъективного фактора» здесь не более, чем в ином  общественном процессе,  который вообще реализуется только через сознательную деятельность людей. И потом: коль уж речь зашла об экстремизме, то нынешним кремлевским сидельцам  не следовало бы забывать,  что в доме висельника не говорят о веревке.   Ведь не кто иной, как ельцинское бундформирование (неологизм писателя Бушина), правопреемником которого  и  являются  нынешние ратоборцы с экстремизмом,   насильственно захватило власть в 1993 году, расстреляв из танковых  пушек легитимно избранный Верховный Совет.

      Во-вторых,  выборы на то и являются актом  прямого народовластия, что народ в своих решениях не может быть связан ни с какими установлениями властей, ни с какими принятыми властью законами. Ибо его воля – это и есть высший закон (suprema lex).  Не народ должен сообразоваться с законами, принятыми властью, а, напротив, принятые властью законы должны получить  апробацию (одобрение) народа.  И если политические силы, объявленные властью экстремистскими, выносят свою программу на суд народа, то какой же это экстремизм?  Это и есть демократия в ее самом рафинированном, химически чистом виде. Народ как высший арбитр, как единственный суверенный субъект права на своей территории  и решит, кто в данном случае экстремист - эти политические силы или  чиновничий прайд, использующий жупел экстремизма в целях  насильственного удержания власти.

     Такова диспозиция, если смотреть на сложившуюся ситуацию глазами правовой науки.  При этом меня совершенно не интересует, чем была продиктована в данном случае позиция властей – своекорыстием или правовым и политическим невежеством. Да, мне хорошо известно, что, будучи демократами от макушки до копчика, наша  «политическая элита» мало что в этой демократии смыслит. Как, впрочем, и во всем другом, Но, как говорят ее  заморские друзья, это ее проблемы.

Пользуясь своей монополией на законотворческую деятельность,  российские «суверенные демократы» создали такую систему законодательства, которая делает их  пребывание у власти вечным.  Власть превратилась в «государство в государстве». Прикрываясь, как щитом, этой созданной ею системой законодательства,  она навязывает обществу свою волю. На языке  международного права подобное деяние квалифицируется как «насильственное удержание власти», составляя состав преступления, именуемый «политическим экстремизмом» (Шанхайская конвенция 2001 года «О борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом»).

      Понятно, что обойтись совсем  уж без оппозиции власть никак не может. Это было бы слишком даже для российской «суверенной демократии». Поэтому к участию в политическом процессе,  а точнее – в политической игре (термин не мой – именно нынешняя люмпенэлита смотрит на политику как на игру и называет не без основания игрой), допущены несколько партий, получивших официальную прописку.

     Предлагаю присмотреться к ним поближе.  Либерально-демократическую партию Жириновского сразу же отставим в сторону. Ее политическая физиономия  - физиономия древнеримского бога Януса.  Как, впрочем,  и ее лидера,  которому более пристало блистать на эстрадных подмостках,   конкурируя с Хазановым и Жванецким, нежели состязаться на политической сцене. Не стану распространяться и о «Справедливой России» Миронова – она еще не успела в должной мере проявить себя. Поговорим о КПРФ как партии, позиционирующей себя в качестве принципиального противника нынешней власти. И если судить по ее политической программе, то так оно и есть. Однако  сам же кумир КПРФ  Ленин предупреждал, что о политической партии  нужно судить не потому, что она о себе говорит и пишет, а по тому, что она делает. Вот и последуем этому мудрому совету. Итак, какова политическая практика КПРФ? Я не намерен писать  здесь ее историю.  Ограничусь лишь некоторыми фактами  политической биографии.  Во избежание  недоразумений оговорюсь,  что никакой предвзятости у меня нет. Напротив, идеи  социализма мне близки,  и именно за социализмом –  как ученый-обществовед я глубоко убежден в этом -  будущее.   

  Каковы же эти факты?

  Факт первый, Во время ельцинского переворота 1993 года  КПРФ, имея самую сильную фракцию в Думе и пользуясь широкой поддержкой в народе,  заняла позицию стороннего наблюдателя. Займи она иную позицию,   исход путча был бы, скорее всего,   иным,  ибо,  как выяснилось позднее, все у Ельцина и его банды буквально висело на волоске.  На недоуменные вопросы рядовых коммунистов руководство КПРФ ответило: мы-де не могли поставить партию под удар. Жаль, что руководство КПРФ не обложило  ее еще ватой,  не позаботилось о том, чтобы ее ненароком не просквозило. Что ж,  выказав лояльность, место в ельцинской Думе функционеры КПРФ  себе обеспечили.

     Факт второй. Вся  разрушительная политика ельцинского кагала проходила если не при прямом участии и поддержке, то при молчаливом попустительстве КПРФ.  Критику в свой адрес руководство  КПРФ парировало тем, что Дума-де  не обладает надлежащими механизмами, чтобы противодействовать исполнительной власти. Это была вторая ложь. Исполнительная власть  действует  на основании законов, принимаемых парламентом.  Численность думской фракции КПРФ была такова, что она в состоянии была заблокировать любой закон. Помню,  как, отметая эти аргументы, я писал, что коммунисты могут парализовать  деструктивную деятельность ельцинского правительства весьма простым способом: не утверждать предлагаемый  им бюджет, т. е. оставить деятельность правительства без финансового обеспечения.  Увы,  бюджет из года в год утверждался, в том числе и голосами  коммунистов. Конечно,  Ельцин мог распустить  Думу.  Но что  бы выиграл?  Получил бы тот результат, что фракция КПРФ на новых выборах  лишь увеличила бы свою численность. Однако даже на малейший риск руководство партии не пошло. Видимо, из тех же соображений: не ставить под удар партию. А если без  фарисейства –  чтобы не рисковать своим хлебным местом.

     Факт третий. После неудачных попыток стать президентом (я не стану обсуждать циркулирующую в политических кругах версию, что на последних ельцинских президентских выборах победил не Ельцин, а Зюганов, хотя это очень похоже на правду)  на выборах 2004 года Зюганов свою кандидатуру  выставлять не стал. Но вот что примечательно: вместо Зюганова была выставлена кандидатура заведомо непроходная. Тут Геннадий Андреевич поступил точно так же, как и Жириновский, тоже выставивший вместо себя заведомо непроходную фигуру. Почему? Нужно быть полным идиотом, чтобы не понять почему: не могли Геннадий Андреевич и Владимир Вольфович поставить под вопрос свое положение лидеров партии.  Не могли допустить, чтобы другой кандидат – нет, не победил, об этом и речи не могло быть, -   набрал голосов больше,  нежели набирал лидер партии.

     Наконец, факт четвертый. Руководство КПРФ, как, впрочем, и других оппозиционных партий,  до неприличия радовались, что их представительство в Думе увеличилось.  Не стану говорить о том, что увеличение произошло за счет новой квоты, которая была установлена для них властью – это трудно доказуемо. Спрошу о другом: а чему, собственно, радоваться? Ведь это принципиально ничего не изменило, и «Единая Россия» по-прежнему остается полной хозяйкой в Думе. Реально влиять на  политику нынешней власти оппозиция  не сможет. Ее выигрыш,  таким образом, сводится лишь к тому, что она получила новые хлебные места для своих партийных чиновников.  Видимо, тому и радовались. Если у кого-то есть сомнения на сей счет,  поинтересуйтесь, сколько во фракции КПРФ   рядовых партийцев – рабочих, крестьян, низовой интеллигенции и сколько партийных функционеров разного ранга.

       Думаю,  сказанного достаточно с лихвой.  Еще раз повторю: я ничего не имею лично против Геннадия Андреевича и еще меньше – против КПРФ. Напротив,  политическая программа КПРФ, как я уже говорил, мне близка.   Но именно это и обязывает сказать, наконец,  всю правду, дальше молчать нельзя. КПРФ и ее руководство  должны были  возвыситься, наконец,  над партийными и личными интересами, подчинив политику партии интересам страны. А что же произошло в реальности?  На прошедших съездах снова были выдвинуты кандидатами в президенты их лидеры – Зюганов. Жириновский,  Миронов. Зюганов и Жириновский, уже и не упомню,  в который раз. Не надоело ли?  Не  соромно  ли выставлять себя на посмешище? Была ли хотя бы малейшая надежда, что кто-то из них победит? Никакой надежды не было. И это знали и они сами, и члены их партий. А если так, то не ясно ли, что своим выдвижением они лишь подыгрывали властям?

      Я не верю, что  российский  «многонациональный лидер» действительно пользуется у народа непререкаемым авторитетом. Деятельность Путина и как президента, и как главы правительства не дает для этого  решительно никаких оснований. Это кремлевский агитпроп надул его до величины цеппелина. Успехи, достигнутые Россией под мудрым руководством медведевско-путинского дуумвирата, о которых  распинался  Путин и на съезде «Единой России», и в  своих  предвыборных многочисленных «явлениях народу»,  существуют лишь в его  буйном воображении. Наоборот, все эти годы шла начатая политикой Ельцина  дальнейшая деградация России.

     В то же время всякий, кто хоть что-то смыслит в политике и ее аналитике, должен признать, что перед любым из претендентов Путин имел явное преимущество. Отнюдь не личностными своими качествами,  интеллектуальными, моральными, политическими и прочими.   Суть в другом. Как политики Зюганов, Жириновский и Миронов за все эти годы уже не менее обрыдли  «электорату», нежели Путин. Но, в отличие от  их штабов,   штаб Путина – это была не «группа  поддержки»,  руководимая  Говорухиным, «которого мы потеряли». Это  был весь  чиновничий аппарат, который  прекрасно понимал, чем чревато было  бы для него  отстранение  дуумвирата от власти. Это обстоятельство, как всегда,  и сыграло свою  решающую роль. Широковещательные обещания  Путина ужесточить контроль за выборами было  пропагандистским трюком и  не более того. Речь веду не только о примитивных фальсификациях (вбросе  бюллетеней, подкупе избирателей и прочих подобного рода  «технологиях»),  В распоряжении чиновничества целый арсенал иных средств, которыми они за годы российской «суверенной демократии» овладели в совершенстве.

      Путин  означил свою позицию откровенно и недвусмысленно: ельцинский курс, которым Россия шла  все эти 20 лет,  остается неизменным.  Ни на какие компромиссы, которые затрагивали бы  существенно вектор этого курса, власть не пойдет. Все ее пространные заявления о «дружной совместной работе», о «консенсусном принятии решений»  -  ни кого и ни к чему не обязывающая говорильня.   Просто власть изрядно напугана размахом протестных настроений в обществе,  И о них она знает отнюдь не по событиям на Болотной площади. Поэтому вынуждена  была маневрировать.  Можно ли сомневаться, что эти маневры сразу же закончатся, как только Путин въедет в Кремль. Публицистику, в которой он упражнялся в предвыборную кампанию, нужно списать в архив.  Об   авторе  этих откровений можно было бы сказать словами Беранже:

                        

                              …Он способен и готов

                              Самых рьяных либералов

                              Напугать потоком слов.

 

                                 

     Пагубность  медведевско-путинского  курса ни у кого, кроме «Единой России», не вызывает сомнений – слишком уж наглядны и впечатляющи его результаты. Казалось бы,  в сложившейся ситуации ближайшая задача оппозиции была вполне очевидна: отставив в сторону партийные разногласия, общими усилиями отправить на политическую свалку окончательно обнаглевшую  «суверенную клептократию».  Этому и должна была быть подчинена  их предвыборная и стратегия, и тактика.  Все прочее – производное. Ясно ведь, как Божий день, что в ином случае все их программы, как бы хороши они ни были,  останутся не более чем «декларациями о намерениях», не имеющими  практического смысла. Был единственный способ переломить ситуацию: выдвинуть единого кандидата, не связанного ни с одной из думских партий. При сложении электоральной базы  оппозиции его победа  была бы обеспечена. Во всяком случае вероятность  была почти стопроцентной.  Доказательство тому – относительный успех Прохорова, вызвавший эйфорию либералов?  В чем причина этого успеха? Может быть, в программе? Смешно. В неизбывной любви общества к своим олигархам? Еще смешнее. Просто на политической сцене появилось свежее лицо. Выставь свою кандидатуру скифская баба, она бы набрала не меньшее количество голосов. Успех Прохорова – форма протеста.  Народу уже невмоготу  годами лицезреть  одни и те же физиономии,  выслушивать одни и те же словесные клише, тасовать одну и ту же политическую колоду. Шанс, о котором я говорю,  бездарно был   упущен  «системной оппозицией».

      Своим поведением она  еще раз наглядно показала, что  ничем не лучше нынешних  властителей.  И  заботит ее не  судьба России, а власть над Россией. Поистине эта оппозиция «системна», т.е. органически встроена в нынешнюю российскую власть. Почему она столь враждебно встретила предложение демократизировать партийную систему путем  расширения списка партий, которые могли бы принять реальное участие в политическом процессе? Да именно потому – все прочее  демагогия, - чтобы сохранить свое монопольное положение в Думе. О квотах эти господа-товарищи в конце концов всегда договорятся. Ибо вся их «политика» в сущности и сводится к этому,  к дележке думских кресел, к драчке за «народное представительство».

     Для утверждения в России подлинного народовластия, а не ее  суррогата, не ее имитации,  необходимо добиваться:

1.     Радикального изменения избирательного законодательства, приведения его не в соответствие с принципами демократии и права;

2.      Полного перехода на мажоритарную систему выборов. Ликвидации монополии политических партий.  Депутаты должна быть народными, а не партийными, представлять своих избирателей, а не свои партии и их верхушку;

3.     Признания выборов  состоявшимися только при участии в них не менее 50 процентов от имеющих права голоса:

4.     Формирования думских фракций не по партийному критерию, а по критерию народного представительства, освобождения депутатов от диктата «партийных  «вождей»;

5.     Принятия закона об отзыве депутата, который обеспечивал бы реально такую возможность, а не формально ее декларировал:

6.      Отказа от нелепой нормы «депутатской неприкосновенности»», нарушающей принцип равенства граждан перед законом. Такая неприкосновенность должна распространяться лишь в пределах исполнения   депутатами своих функциональных обязанностей.

7.      Передаче баллотирующимися должностными лицами (президентом, премьером, губернаторами) своих полномочий  заместителям на весь период избирательной кампании.

 Власть должна понять: сила порождает силу, насилие – насилие. А прямое народовластие -  это не только выборы, но и иные формы народного  волеизъявления.. И если, не приведи Господь, в России  явится новый, «коллективный железняк», то повинна в этом будет только власть. Она и никто другой. «Караул устал», господа. Неужели история в самом деле ничему не учит? Неужели вам нужны новые «окровавленные туши лабазников» (Маяковский)?

                                                                              


 

Категория: 2012 год | Добавил: 7777777s (02.12.2012)
Просмотров: 297