Главная » Статьи » 2012 год

МОЖЕТ ЛИ РЕЛИГИЯ ВЫПОЛНЯТЬ ФУНКЦИЮ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕОЛОГИИ

          МОЖЕТ ЛИ РЕЛИГИЯ  ВЫПОЛНЯТЬ ФУНКЦИЮ

                     ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИДЕОЛОГИИ  

     Я уже неоднократно обращал внимание на беззаботность наших политиков по части теории. Выражается она, в частности, и в том, что, оперируя понятиями, они мало  задумываются над тем, какое научное, т. е. отвечающее отражаемой ими реальности, содержание эти понятия несут в себе. Каждый вкладывает в них то содержание, которое ему заблагорассудится.  А вместе с тем без четкого понимания употребляемых  терминов невозможно решить ни одну политическую проблему, невозможна никакая реальная политика. К тому же необходимо учитывать, что все в этом лучшем из миров существует в форме противоречия. Любое явление состоит из противоречивых сторон, которые одновременно и предполагают друг друга, и отрицают друг друга. Акцентируя внимание на одной стороне противоречия, мы получим одно представление об интересующем нас объекте. Акцентируя внимание на другой – получим результат прямо противоположный. И оба будут одновременно и истинны, и ложны. Вот почему научная методология исследования декретирует рассматривать  исследуемое явление во всем богатстве его противоречивости,  а истину  -  не абстрактно, а  в  строго определенной системе отношений.

     Печальная реальность состоит в том,  что русское национально-освободительное движение  сегодня расколото. Если рассматривать его с конфессиональной  стороны, то здесь можно констатировать  наличие трех направлений: атеистического, православного, ведического (родоверного). Это  порождает взаимные претензии и упреки. И у каждого находятся  свои аргументы.

     Православное ссылается на царскую и императорскую Россию, идеологией которых было православие. «Русский – значит православный». Таково ее ultima verba. Его  нисколько не смущает тот факт, что тем самым оно лишает права называться русскими миллионы русских людей, которые  равнодушны к вопросам веры.  Не задумывается и над тем,  было ли это только  благом для России. Ведь прямым следствием этой клерикализации идеологии явилось то,  что национальность человека не имела существенного значения. В личных делах  поданных  России отсутствовала  даже графа «национальность»,  ее заменяла  графа «вероисповедание». Раз православный – значит русский.  Не православный – значит инородец,  т. е. человек,  принадлежащий к иному,  не русскому,  роду.  

     И к чему это привело? К тому, что властные  структуры  Российской Империи, ее генералитет, офицерский корпус  оказались буквально оккупированы иностранцами,  перешедшими в православие и ставшими «русскими». Многие честно и преданно служили  России.  Но еще больше было тех, которым ее национально-государственные интересы были совершенно  чужды и которые явились  в Россию исключительно «на ловлю счастья и чинов». Вспомним хотя бы горький ответ генерала Ермолова на вопрос Государя, как его отблагодарить за заслуги: «Пожалуйте меня, Ваше  Величество, в немцы».  А разве ныне ситуация иная? Посмотрите на наших чиновников. В дни православных праздников табуном толпятся в храмах. Перекрестивши лоб и  отвесив несколько поклонов,  они отправляются творить свои богомерские дела в полном убеждении, что засвидетельствовали свою сопричастность русскому народу. «Электорат» в умилении: он -  православный, он наш, русский.

      У родоверов своя логика. Коль скоро мы покончили с  космополитизмом  и намерены возвратиться к своим историческим истокам, то нужно быть последовательными.  Необходимо отказаться от навязанного князем Владимиром христианства и обратиться к своим родоплеменным богам. Иначе, как иудохристианством, они православие не называют.

     Атеисты, относясь более или менее лояльно к родоверам,  острие своей критики направляют против православия. При этом объектом своей критики делают  православный епископат, отождествляя его с Русской Православной Церковью. То, что   православные иерархи и даже все православное священство – это еще не  Русская Православная Церковь; то, что среди самого православного клира существует  достаточно  широкая оппозиция церковной политике  Гундяева,  -  об этом они либо не знают, либо не считают существенным. По этой логике получается, что восторг Кагановича по поводу сноса Храма Христа Спасителя («Задерем подол матушке России!») следует адресовать  не персонально Лазарю Моисеевичу, а ВКП (б) и даже,  более того,  коммунизму как идеологии рабочего класса. Наконец, они не понимают, что их атеизм – та же  религия, ибо ни доказать, ни опровергнуть бытие Бога наука не в состоянии. И, следовательно, вере в Бога они просто    противопоставляют веру в материю, превращая материю в бога, персонифицированного  в «вождях»  («обожествивших себя безбожниках», по точной характеристике Генриха Гейне).  Научный материализм прекрасно это понимает, поэтому и не ввязывается в богословские дискуссии, не занимается богоборчеством, на которое столь горазды те, кто постигал материализм по книге  Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» и «Библии для верующих и неверующих» Емельяна Ярославского.

     Все это наносит невосполнимый   ущерб делу, отвлекая от насущных   задач, которые  стоят перед  национально-освободительным движением.  Однако достаточно вдуматься как следует в существо этих словопрений,  как тут же обнаружится:  уважаемы оппоненты просто не отдают себе отчета, о чем речь ведут. По существу же и научно-теоретический, и политически-практический интерес представляет здесь только одно:  должна ли идеология  России носить научный или религиозный характер, а если религиозный, то  какую религию положить в ее основу -  атеизм, православие или ведизм?

      Однако чтобы решить его необходимо иметь ясное представление о том, что такое государство, что такое церковь, что такое идеология,  И вот тут-то царит полнейшая неразбериха: государство отождествляют с органами управления государства, т. е. с государственной властью, церковь – со священством, идеологию – с мировоззрением. Это и порождает бесконечные и совершенно бесплодные споры. Что же  представляют собой эти явления в своей сути и в чем их принципиальное различие? К этим вопросам и обратимся.

     Начнем с мировоззрения и идеологии. Это  -  разные явления. Мировоззрение –  система взглядов  на мир и место человека в этом мире. В качестве такового оно  интернационально по самой своей сути. Оно может быть  научным или фидеистическим или, атеистическим или религиозным. Но  не может быть ни русским, ни немецким, ни японским, ни китайским. Идеология –  система взглядов на общественные отношения, которые сложились в стране и мире и место той или иной социальной группы (нации, класса, сословия)  в этих отношениях. Или по-другому: это система взглядов, ценностей и ценностных ориентаций, в которой в аккумулированном виде отражаются коренные, фундаментальные интересы социальных общностей. В качестве таковой идеология, в отличие от мировоззрения,   может быть  либо русской, либо немецкой,  либо японской, либо  китайской, но не может быть  общей  и для русских,   и для немцев,  и для японцев и   для китайцев. Есть, конечно, некие общие базовые принципы, но они всегда модифицируются в идеологии того или иного государства. Мировоззрение, таким образом, шире идеологии и по охвату реальности, и  по своему содержанию.  

    Что такое государство? Это - одна из форм (политическая) организации  общества, пришедшая на смену родоплеменной его организации.  Иначе говоря, государство – это сообщество людей, связанных системой политических отношений.  Как таковое государство ориентировано на нашу земную жизнь, имея своей задачей сохранение рода (нации), создания условий для его развития

      Что такое церковь? Это - сообщество людей, связанных системой сакральных связей.  Церковь, в отличие от государства,   ориентирована  на загробный мир и спасение души в этом загробном мире. Поскольку церковь исповедует идею личного спасения, то и  вероисповедание – личное дело каждого. Таким образом, и по своей организации, и по  своей ориентации государство и церковь – антиподы.  Личную свою душу спасти можно и в келье. Род (нацию, государство) в келье спасти нельзя. Это не исключает их совместного служения людям. В православной традиции это зовется «симфонией государства и церкви».

         А теперь, когда мы установили точное значение терминов, зададимся вопросом: может ли религия выполнять функцию государственной идеологии? Ясно, что не может.  Не может по двум причинам: во-первых, она ориентирована не на мирскую, а на загробную  жизнь, являясь сугубо личным делом каждого. Никто не вправе вмешиваться в мировоззрение человека и его вероисповедание. Во-вторых, в силу  космополитического своего характера. Одну и ту же веру (то же, скажем, православие) исповедуют люди разных национальностей, государственные интересы которых отнюдь не тождественны. Поэтому государство, не вмешиваясь в дела веры,  не только имеет право, но и обязано заботиться о своей идеологической безопасности.

    Ведисты  тут же возразят: потому-то  мы и предлагаем отказаться от навязанного нам  князем Владимиром «еврейского  бога» и возвратиться к нашим «русским богам». Это глубокое заблуждение. Никаких «русских богов»  нет и никогда не было. Тех же Перуна или Даждьбога вы можете под другим названием  (иногда  даже очень близким по звучанию)   встретить и у других народов.  Идея грядущего Мессии, посланного в мир спасти человечество,  отнюдь не «еврейская». Она имела самое широкое распространение на Востоке задолго до возникновения и иудаизма, и христианства. Что касается самого Мессии, то вот что сказал Христос об еврейском мессии: «Ваш отец дьявол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего;  он был человекоубийца от начала  и не устоял в истине, ибо нет в нем истины; когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Ин., 9. 44). Посмотрите Нагорную проповедь Христа  - все законы иудаизма отменены им как извращающие волю Бога.  Где же здесь. спрашивается,  тождество иудаизма и христианства?

     Лично я уважительно отношусь к  ведизму, памятуя о том, что это органическая часть нашей  истории  и культуры. Как русский человек  я не могу, не имею права забывать о том, какую роль  сыграло православие в становлении централизованного Русского Государства и продолжало играть эту роль в его возмужании и защите от недругов. Не могу, не имею права плевать на могилы своих предков. Даже птица не гадит в свое гнездо.

       Однако, будучи православным, я стою на той точке зрения,  что государство как организация, имеющая мирские задачи, должно строиться на научной идеологии, а не на религиозном мировоззрении, будь то православие, ведизм или атеизм.  И в этом, кстати,  нисколько не отхожу от православия. Напротив, следую ее догмату: «Отдай Богу - Богово, а кеcарю - кеcарево». В своей церковной политике  Русская Православная Церковь строго  выдерживала эту свою позицию. Всего один пример. Православная Церковь учит: «Не убий». В то же время благословляет  на убийство воинов, идущих защищать Отечество. И не только благословляет, но и причисляет некоторых к лику святых. Поверхностный ум тут же обнаружит здесь противоречие. На самом деле никакого противоречия  нет. Иное дело спасение твоей души и иное дело спасение твоего Отечества. Иное дело твой долг верующего перед Богом и иное дело твой долг  гражданина перед государством. А потому  -  отдай Богу Богово, а государству государственное.  Тут разная система отношений.  Поймем  это, поймем и то, что все претензии, адресуемые нами друг другу,  -  мнимые, а споры – не имеющие смысла.

     Сказанное отнюдь не означает, что религиозный вопрос должен быть выведен из сферы  нашего внимания. Нельзя не считаться с тем фактом, что религия превращена ныне в орудие политики. И не поймешь подчас, где кончается политика и где начинается религия. Религия превращена в политику,  политика -  в религию.  Поэтому нужно  отдавать себе ясный отчет в том, в какой системе отношений мы   рассматриваем  проблему религии – в системе  мировоззренческих  или политических отношений, Не учитывать этого – значит культивировать хаос в голове и  Вавилон в общественно-политической жизни.

     И последнее. Если мы всерьез, а не понарошку, хотим стоять на позициях науки и научной методологии, мы не можем, не имеем права вырывать проблему из ее исторического контекста. Факт состоит в том, что именно православие, а вовсе не ислам, как многие думают, подвергается сегодня массированной атаке со стороны глобалистов. И речь идет отнюдь не о конфессиональных вопросах.  В православии  они видят (и не без основания) главное препятствие на пути реализации их плана переустройства мира по канонам Ветхого Завета. Эту политико-идеологическую компоненту современной религиозной жизни нужно постоянно иметь в виду. И соответствующим образом реагировать.

     Шабаш, учиненный в Храме Христа Спасителя, – явление знаковое. Такое же знаковое, как и шабаш, устроенный в свое время хасидами в Кремле. Шабаш, начатый в Кремле,  иррадиировал по всей России. Шабаш в Храме Христа Спасителя тоже  направлен отнюдь не против Путина и патриарха Кирилла. И это прекрасно знают те, кто дергал за ниточки этих визгливых надувных кукол.  Жаль, что этого не понимают наши «аналитики» и «эксперты», принимающие явление за сущность.


      

Категория: 2012 год | Добавил: 7777777s (18.11.2012)
Просмотров: 508 | Теги: МОЖЕТ ЛИ РЕЛИГИЯ ВЫПОЛНЯТЬ ФУНКЦИЮ , леонидович, акулов, валентин